История УИС области


Приказ ОГПУ.jpg



П О С Л Е Д О В А Т Е Л Ь Н О С Т Ь

переименований УФСИН России по Магаданской области

с 1932 г.  по 2005 г.

 

 1932 г. Управление Северо-Восточных  исправительно-трудовых лагерей  ОГПУ СССР (УСВИТЛ ОГПУ СССР);

1938 г. Управление Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей НКВД СССР (УСВИТЛ НКВД СССР);

1946 г. Управление Северо-Восточных  исправительно-трудовых лагерей ГУЛАГа МВД  СССР (УСВИТЛ ГУЛАГа МВД СССР);

1957 г. Управление исправительно-трудовых колоний   УВД  Магаданского облисполкома (УИТК УВД Магаданского облисполкома), приказ от 16.04.1957 № 0271;

1959 г. Управление мест заключения УВД Магаданского облисполкома (УМЗ УВД Магаданского облисполкома), приказ от 06.05.1959 № 0170;

1960 г. Отдел мест заключения УВД Магаданского облисполкома (ОМЗ УВД Магаданского облисполкома), приказ от 21.05.1960  № 0224;

1962 г. Отдел мест заключения Управления охраны общественного порядка Магаданского облисполкома (ОМЗ УООП Магаданского облисполкома);

1969 г. Отдел исправительно-трудовых учреждений УВД Магаданского облисполкома (ОИТУ УВД Магаданского облисполкома), приказ от 13.11.1968 № 097;

1988 г. Отдел исправительных дел УВД Магаданского облисполкома (ОИД УВД Магаданского облисполкома) приказ МВД СССР от 30.09.1988  № 0185;

1991 г. Служба исправительных дел и социальной реабилитации УВД Магаданского облисполкома (СИД  и СР УВД Магаданского облисполкома), приказ МВД СССР  от 15.03.1991 № 198;

1996 г. Управление исполнения наказаний УВД  Магаданской области (УИН УВД  Магаданской области), приказ УВД по Магаданской области от 28.02.1996 № 95;

1998 г. Управление исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации по Магаданской области (УИН Минюста России по Магаданской области), приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 02 ноября 1998 г. № 155;

2005 г. Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Магаданской области (УФСИН России по Магаданской области), приказ ФСИН России от 09.03.2005 № 47 «Об утверждении положения об управлении федеральной службы исполнения наказаний по Магаданской области», по настоящее время.

 

     

    Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Магаданской области – это история, наполненная судьбами людей, посвятивших себя службе в УИС, это трагические страницы Управления Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей и ГУЛАГа, это тяжелый, но очень важный труд на благо нашего Отечества, это история, вплетенная в становление Магаданской области.

   Уголовно-исполнительная система Магаданской области, призванная к организации деятельности по исправлению осужденных, стояла у истоков освоения территории Магаданской области. Силами осужденных были построены город Магадан, порт Нагаево, прииски, автобазы, аэродромы, электростанции, автомобильные дороги, объекты сельскохозяйственного и рыбопромышленного назначения.

    1 апреля 1932 года была создана уголовно-исполнительная система Магаданской области. Организационным документом ее создания стал приказ по Объединенному Государственному Политическому Управлению (ОГПУ) СССР от 01 апреля 1932 г. № 287 «Об организации Северо-Восточного лагеря ОГПУ». В нем предписывалось: организовать Северо-Восточный лагерь ОГПУ с расположением в Среднекане. В административном и хозяйственно-финансовом отношении подчинить Севвостлаг директору Дальстроя Э.П. Берзину. Контроль и административное руководство Севвостлагом возложить на ПП ОГПУ по ДВК. Согласно этому приказу произошло официальное рождение Севвостлага (или УСВИТЛ – Управление Северо-Восточным исправительно-трудовым лагерем), положившего начало создания и развития уголовно-исполнительной системы Магаданской области. Северо-Восточный лагерь ОГПУ призван был решать задачи промышленного (в первую очередь золотодобывающего) характера, а также «перековки» уголовных элементов в полноценных советских граждан.

    Приказом объединенного ГПУ от 14 сентября 1932 г № 890с. «В целях осуществления задач колонизации и оседания исправившейся части заключенных при лагерях ОГПУ создавались колонизационные поселки». В декабре 1932 г. на Колыме было создано Колонизационное Бюро во главе с начальником УРО УСВИТЛа А.Н. Майсурадзе.

     В 1938 году Дальстрой перестал называться трестом и был официально включен в состав НКВД в качестве одного из Главных управлений (наряду с другими Главными управлениями, в т.ч. и ГУЛАГом). Полное название Дальстроя теперь звучало так: Главное управление строительства Дальнего Севера НКВД, а сокращенно ГУСДС НКВД СССР.

     К своему «расцвету» - 1940 г. УСВИТЛ насчитывал 354 лагерных подразделения. Из них 67 - не имели оборудованных зон, 116 - вышек, 190 -  освещения. За 1932-1940 годы в УСВИТЛ было доставлено 356 тыс. заключенных. На основании распоряжения НКВД СССР от 11.06.1940 № 198 г. Управление Северо-Восточного исправительно-трудового лагеря преобразовано в Управление Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей.

   В 1953 году УСВИТЛ, как и вся система, был передан в Министерство юстиции СССР, но через год снова возвращен в  ведение МВД. В 1957 году, пережив несколько реорганизаций, окончательно прекратил свою деятельность Дальстрой, а вместе с ним УСВИТЛ. Весной 1957 года Дальстрой был реорганизован в Магаданский экономический район, руководимый Совнархозом. Последующая реорганизация Магаданского Совнархоза привела к созданию в декабре 1965 года производственного объединения (ныне ОАО «Северовостокзолото»). Приказом МВД СССР от 16.04.57 № 0271 г. Управление Северо-восточных лагерей было реорганизовано в УИТК МВД РСФСР.

   В период с 1957 по 1998 год уголовно-исполнительная система Магаданской области находилась в ведении УВД Магаданского облисполкома:

1957 г. – Управление исправительно-трудовых колоний   УВД  Магаданского облисполкома (УИТК УВД Магаданского облисполкома);

1959 г. – Управление мест заключения УВД Магаданского облисполкома (УМЗ УВД Магаданского облисполкома);

1960 г. – Отдел мест заключения УВД Магаданского облисполкома (ОМЗ УВД Магаданского облисполкома);

1962 г. – Отдел мест заключения Управления охраны общественного порядка Магаданского облисполкома (ОМЗ УООП Магаданского облисполкома);

1969 г. – Отдел исправительно-трудовых учреждений УВД Магаданского облисполкома (ОИТУ УВД Магаданского облисполкома);

1988 г. – Отдел исправительных дел УВД Магаданского облисполкома (ОИД УВД Магаданского облисполкома);

1991 г. – Служба исправительных дел и социальной реабилитации УВД Магаданского облисполкома (СИД и СР УВД Магаданского облисполкома);

     В этот период политика системы нацелена на снижение криминогенной обстановки в исправительно-трудовых учреждениях и создание собственного производства для полного трудоустройства осужденных на оплачиваемых работах. По состоянию на сентябрь 1967 года весь контингент УИС Магаданской области трудоиспользовался на объектах хозорганов: горнопромышленных комбинатах и строительных управлениях «Северовостокзолото» и ПО «Северовостокуголь». При среднесписочной численности осужденных в ОИТУ УВД Магаданской области в 4300 человек трудоиспользовалось 3025-3100 человек.

   К 1975 году создано собственное производство по 8 отраслям промышленных предприятий ИТУ: лесозаготовка, деревообработка, изготовление мебели и швейных изделий, металлообработка и ремонт высоковольтного оборудования, стройиндустрия, кожевно-меховое производство. Построено и введено в эксплуатацию более 30 промышленных цехов, в ИТК-3 пос. Талая и в ИТК-4 пос. Уптар созданы профтехучилища по обучению осужденных рабочим профессиям.

     В ходе перестройки по вине министерств и ведомств, ответственных за деятельность учреждений УИС, почти полностью были разрушены промышленный потенциал и экономика производственно-хозяйственной деятельности подразделений уголовно-исполнительной системы Магаданской области. Из 12 подразделений, в том числе 8 хорошо развитых промышленных, сохранилось только 4, из них 3 промышленных.

      Во исполнение приказов Министерства внутренних дел Российской Федерации от 18.07.1995 № 276, от 20.11.1995 № 441, приказа Главного Управления исполнения наказаний МВД РФ от 29.01.1996 № 4, на основании приказа Управления внутренних дел Магаданской области от 28 февраля 1996 года № 95, служба по исправительным делам и социальной реабилитации УВД Магаданской области реорганизована в Управление исполнения наказаний УВД Магаданской области.

В целях реализации Федерального закона от 21 июля 1998 года №   117-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы» и во исполнении Указа Президента Российской Федерации от 28 июля 1998 № 904 «О передаче уголовно-исполнительной системы Министерства Внутренних дел Российской Федерации в ведение Министерства Юстиции Российской Федерации, и на основании совместного приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации и Министерства Юстиции Российской Федерации от 30 июля 1998 года № 459/90 «О мерах по реализации нормативных правовых актов по реформированию уголовно-исполнительной системы» с 1 августа 1998 года учреждения и органы уголовно-исполнительной системы, включая центральные и территориальные органы, исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, уголовно-исполнительные инспекции, следственные изоляторы, государственные предприятия, научно-исследовательские, проектные, лечебные, учебные и другие учреждения, закрепленных за ними, а также используемые ими земельные участки, сельскохозяйственные угодья, здания, помещения, сооружения, вооружение, специальные средства и другое имущество, организациями и имуществом, используемым ею в своей деятельности, переданы в ведение Министерства юстиции Российской Федерации.     

      Переход уголовно-исполнительной системы под юрисдикцию Минюста РФ обусловил изменение законодательной базы, подзаконных актов, регламентирующих ее деятельность. Изменилась сама уголовная политика в сторону либерализации наказания, оценки деяния оступившегося человека, сохранения ему жизненной перспективы. В короткий промежуток времени были проведены организационно-штатные мероприятия, созданы новые управления, отделы и службы.

      В 2005 году приказом ФСИН России от 09.03.2005 № 47 утверждено Положение об УФСИН России по Магаданской области (Управлении федеральной службы исполнения наказаний по Магаданской области) которое определяет, что Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Магаданской области является территориальным органом ФСИН России, созданным федеральным органом уголовно-исполнительной системы на территории субъекта Российской Федерации для осуществления задач и функций в сфере исполнения уголовных наказаний, содержания лиц, находящихся под стражей, руководства учреждениями, исполняющими уголовные наказания, следственными изоляторами, специальными подразделениями по конвоированию, другими подведомственными предприятиями, учреждениями и организациями, входящими в УИС.  Положение является основополагающим для УИС Магаданской области по настоящее время.

    Основными задачами УФСИН России по Магаданской области являются: организация исполнения уголовных наказаний; обеспечение законности и правопорядка в учреждениях исполняющих наказания; обеспечение безопасности лиц, содержащихся под стражей; охрана и конвоирование осужденных и лиц, содержащихся под стражей; охрана здоровья, прав, свобод и законных интересов осужденных и лиц, содержащихся под стражей; обеспечение воспитательной, социальной и психологической работы с осужденными, получение ими общего и начального профессионального образования; обеспечение привлечения осужденных к общественно-полезному труду; организация правовой, социальной и личной безопасности сотрудников (работников) УИС, членов их семей, пенсионеров ФСИН России и др.

     Правовую основу деятельности Управления составляют Конституция Российской Федерации, Федеральные конституционные законы, Федеральные законы, акты Президента России, Правительства Российской Федерации, нормативно-правовые акты Минюста России, ФСИН России, международные договоры.

 С чего начиналось?

Богатые месторождения полезных ископаемых, открытые в конце XIX века на Аляске, и последовавшая за этим «золотая лихорадка» вызвали огромный интерес и к соседним территориям – Чукотке и Охотскому побережью.  В этих местах начали появляться смешанные русско-американские акционерные общества. Русские деловые люди, предчувствуя большую прибыль в случае удачи, пытались работать самостоятельно. В 1900 году здесь было организовано Северо-Восточное Сибирское общество. Однако за десять  лет своего существования оно так и не сумело освоить этот край и наладить промышленную добычу золота.

Гражданская война на Дальнем Востоке закончилась поздно. Лишь в середине 1923 года прозвучали последние ее залпы. Советское правительство, проводя политику индустриализации страны, энергично взялось за освоение этой огромной территории, о которой в то время ходили довольно смутные и разноречивые слухи. Первое слово было сказано экспедицией геолога С.В.Обручева, обследовавшей верховье бассейна Колымы и части ее притоков в 1926 году. Она и установила наличие полезных ископаемых в районе реки Колымы. В 1928 и 1931 годах центральную Колыму обследовали новые экспедиции под руководством известных геологов Ю.А.Билибина и В.А.Цареградского. Они положили начало горнопромышленному освоению Дальнего Севера.

По их прогнозам запасы золота в бассейнах рек Колымы и Индигирки занимали одно из первых мест в мире, составляя более 20% всех известных мировых запасов. Впечатляли и запасы олова, которые были наибольшими в Союзе.

Промышленное освоение районов Колымы началось с образованием по решению СТО (Совет Труда и Обороны) № 516 от 13 ноября 1931 года Государственного треста по промышленному и дорожному строительству в районах Верхней Колымы – Дальстроя. В этом же документе задачи треста были определены следующим образом: «Всемерно форсируя разведку по колымским приискам, используя все возможности, способы и средства для немедленной и максимальной добычи золота, одновременно подготавливать базу для развертывания капитальных работ по нормальной эксплуатации районов». В нем же указывалось на необходимость форсирования «…строительства дороги от бухты Нагаева до приисков».

В 1938 году Дальстрой перестал называться трестом и был официально включен в состав НКВД в качестве одного из Главных управлений (наряду с другими Главными управлениями, в т.ч. и ГУЛАГом). Полное название Дальстроя теперь звучало так: Главное управление строительства Дальнего Севера НКВД, а сокращенно ГУСДС НКВД СССР.

4 февраля 1932 года впервые в зимних условиях прибыло из Владивостока в бухту Нагаево (Магадан) судно «Сахалин», доставившее на Охотское побережье работников треста «Дальстрой», группу стрелков военизированной охраны, первый небольшой этап заключенных-специалистов. На нем же прибыл и директор треста «Дальстрой» Э.П.Берзин - латышский стрелок, легендарный чекист, он к тому времени зарекомендовал себя и как опытный хозяйственный руководитель.

С момента образования Дальстроя руководство треста получало  неограниченные полномочия. По определению И.В.Сталина, Дальстрой являлся «комбинатом особого типа». Никакие учреждения и лица без особого  разрешения СТО не имели права вмешиваться в административно-хозяйственную и оперативную деятельность треста, территория которого с 1932 года по 1953 г увеличилась с 450 тыс. км2   до 3 млн. км2, что соответствовало 1/7 территории бывшего СССР.

Проблема обеспечения Дальстроя рабочей силой решалась за счет создания в зоне его деятельности  сети исправительно-трудовых и режимных лагерей НКВД-МВД СССР. Основная масса рабочих и некоторая часть ИТР и служащих Дальстроя состояла из заключенных, содержащихся в этих лагерях.

У истоков истории лагеря Колымы

Организационным документом его создания стал приказ по Объединенному Государственному Политическому Управлению (ОГПУ) СССР от 01 апреля 1932 г. № 287 «Об организации Северо-Восточного лагеря ОГПУ».

В нем  предписывалось:

1. Организовать Северо-Восточный лагерь ОГПУ с расположением в Среднекане.

2. В административном и хозяйственно-финансовом отношении подчинить Севвостлаг директору Дальстроя т. Берзину Э.П.

3. Контроль и административное руководство Севвостлагом возложить на ПП ОГПУ по ДВК.

4. В 1932 г., в сроки и количествах, определенных Дальстроем и сообщаемых ГУЛАГу заранее (не менее чем за месяц), выделить для вновь формируемого Севвостлага 16 тыс. вполне здоровых заключенных, с соответствующим количеством административно-хозяйственного лагерного персонала и охраны из заключенных. Укомплектование проводить за счет контингентов Дальлага ОГПУ.

5. Необходимых Севвостлагу заключенных-специалистов выделить также из Дальлага.

6. Направляемые в Севвостлаг ОГПУ заключенные должны быть соответствующим образом одеты, снабжены на весь путь следования предметами довольствия и хозобихода, а также с ними должны быть направлены их личные дела и все другие необходимые документы.

7. Все расходы, как по перевозке аппарата и заключенных Севвостлага, так и по дальнейшему их содержанию и обслуживанию на месте, а также по обратной перевозке освобождаемых заключенных, относятся на средства Дальстроя и за его счет.

8. Оплата рабочей силы из заключенных производится Дальстроем  по ставкам, существующим для вольнонаемных рабочих этого района, за вычетом стоимости их содержания.

Подписал этот приказ заместитель Председателя ОГПУ т. Г. Ягода. Согласно ему произошло официальное рождение Севвостлага (или УСВИТЛ – Управление  Северо-Восточным исправительно-трудовым лагерем), положившего начало создания и развития уголовно-исполнительной системы Магаданской области.

До развернувшихся в 1937 году массовых политических репрессий режим содержания в лагерях и работы на производстве был относительно либеральным. В этот период ВКП(б) проводила политику «перековки» уголовных элементов в полноценных советских граждан. Первые этапы заключенных (з/к) состояли из бандитов, воров-рецидивистов, бытовиков, расхитителей соцсобственности и раскулаченных спецпереселенцев.

Учитывая сложность природно-климатических условий Колымы, Президиум ЦИК СССР утвердил 10 января 1933 года ряд льгот для вольнонаемных и заключенных, занятых на работе в Дальстрое.

Спецпереселенцам «срок ограничения в гражданских правах сокращался при добросовестной работе … на 2 года, т.е. с 5-ти до 3-х лет. Дети спецпереселенцев получали право поступления в учебные заведения наравне с детьми трудящихся с самого начала работы в тресте», а заключенным «при исчислении срока заключения в лагерях, обслуживающих предприятия Дальстроя» рабочий день считался за два. Отбывшие срок заключенные имели право выписки семей за счет треста. А отбывшим срок заключения и отработавшим на предприятиях треста не менее 3-х лет снималась судимость и предоставлялось право выезда в любое место Союза ССР».

Особой мерой поощрения заключенных являлось право на колонизацию. Приказом объединенного ГПУ № 890с от 14 сентября 1932 г. «В целях осуществления задач колонизации и оседания исправившейся части заключенных при лагерях ОГПУ создавались колонизационные поселки». На поселение при  определенных условиях переводились только тщательно проверенные заключенные. Не разрешался перевод на поселение представителей духовенства всех религий и сектантов-активистов, а также всех заключенных, принадлежащих к категории контрреволюционеров по ст. 59-167 УК.

В декабре 1932 г. для проведения этой политики на Колыме было создано Колонизационное Бюро во главе с начальником УРО УСВИТЛа А.Н. Майсурадзе.

Такой подход к режиму и условиям содержания заключенных на первом этапе становления Дальстроя позволил успешно решать задачи производственного плана. В преддверии 1937 г. Дальстрой подвел итоги своей пятилетней хозяйственной деятельности. Приоритет отдавался горнодобывающей промышленности и в первую очередь золотодобыче. В объяснительной записке к плану следующего 3-летия директор Дальстроя Э.П.Берзин отмечал: «Освоение Колымы начато Дальстроем  в 1932 году. Два первых года (1932-1933 гг.) были заняты подготовительными работами; с 3-го (1934) года начинается бурное развитие золотодобычных операций. Более чем удваивая продукцию из года в год, Колыма дала за 3 года 52 т химически чистого золота (в1934 г. – 5,5 т, в 1935 г. – 14,4 т и в 1936 г. – 32,4 т)… По количеству добытого золота Колыма догнала в 1936 году один из самых продуктивных золотоносных районов Америки – Калифорнию, а по размерам годового прироста – далеко перегнала его. Добыча в Калифорнии составила в 1934 г. – 23 т, 1935 г. - 27,8 т, при этом дражная добыча составляет 29% всей добычи, в отличие от Колымы, где существует лишь мускульная эксплуатация россыпей».

Под «мускульной эксплуатацией россыпей» подразумевалось широкое использование основной рабочей силы – заключенных.

Летом и осенью 1938 г. в горнодобывающей промышленности  Дальстроя работало 58 436 человек, из них – 48251 заключенный. В общей сложности ими было добыто 62,008 т химически чистого золота, что стало своеобразным рекордом по сравнению с российскими достижениями. Россия в 1913 году занимала по добыче золота 1 место в Европе и 4  в мире. В том году она добыла 60,7 т. В 1939 г. золотодобыча горнодобывающих предприятий Дальстроя увеличилась до 66,314 т химически чистого золота, а в 1940 г. она достигла своего непревзойденного до сих пор пика и составила 80,028 т.

В исключительно тяжелых условиях подневольного труда успешно решалась задача строительства дороги. В 1932 – 1941 гг. на Колыме было построено 3100 км дорог, из которых 902 км – автодороги с улучшенным покрытием. В эти годы на первоочередных и главных участках трассы сосредотачивалось от 6 до 11 тысяч заключенных. Все работы осуществлялись вручную. Очевидец М.Е. Выгон, прибывший на Колыму как «враг народа» по этапу в 1937 г., говорит:  «Лагпункты  располагались через каждые 10-15 км. Вдоль всей трассы от сопок к дороге были проложены дощатые дорожки, по которым двигались тысячи тачек: к дороге – груженые песком и гравием, обратно к сопкам - пустые. Колонны с зэками идут по трассе круглосуточно. Отправляют на вновь открытые прииски. Карамкен – целый палаточный город, окруженный колючей проволокой. Вдоль дороги несколько деревянных домов лагерной администрации. Дорога здесь строилась в двух направлениях. Картина та же, что и раньше – кишащий муравейник людей с тачками. Работают по 12 часов в светлое время».

С расширением сети автомобильных дорог растет и автопарк Дальстроя: с 91 грузовика в 1933 г. он увеличился до 717 автомашин в 1936 г. В тяжелых северных условиях колымские водители доставляли в разведрайоны, на прииски, вновь созданные населенные пункты оборудование и топливо, промышленные и продовольственные товары. В лагерях Управления автомобильного транспорта в 1937г. содержалось 10845 заключенных.

К своему «расцвету» - 1940 г. УСВИТЛ насчитывал 354 лагерных подразделения. Из них 67 не имели оборудованных зон, 116 – вышек, 190 – освещения. За 1932 – 1940 гг. в УСВИТЛ было доставлено 356 тыс. заключенных (в 1932 г. общее число работающих в Дальстрое  составляло 13360 человек, из них – 10265 заключенных и 3095 вольнонаемных). К  1953 году осталось 26 лагерей и 168 лагпунктов, в которых содержалось 145,7 тыс. заключенных. Лагерные подразделения были разбросаны на огромной территории. Например, в УАТ (управление автомобильного транспорта) в 1937 году было 76 лагерных точек, располагавшиеся на 662 км.

Охрана лагерей и ведомственных объектов осуществлялась военизированной охраной (ВОХР) и территориальными подразделениями НКВД и РКМ (рабоче-крестьянская милиция). В 1937 году в структуру ВОХР входили: штаб, 6 отдельных дивизионов, 4 отдельных взвода, кавалерийский взвод и питомник служебно-розыскных собак.

Численный состав ВОХР для несения конвойной службы по охране лагерей определялся из расчета 2,5-3% к общему числу заключенных, а в  40-е годы – 10%.

Кроме этого, ВОХР  включала ведомственную стрелковую охрану (ВСО), отвечавшую за промышленные предприятия, склады горючего, взрывчатых веществ, морской порт и другие объекты.

Военизированная охрана комплектовалась из вольнонаемных  и тщательно проверенных  на сотрудничество с НКВД заключенных, осужденных по уголовным статьям, кроме бандитизма.

Лагеря Колымы в то время были наводнены отъявленными уголовными элементами, потерявшими человеческий облик. Многие из них, не желая трудиться, бежали из лагерей, организовывались в банды, грабили и убивали работников геологических поисковых партий, вооружались и оказывали сопротивление при их задержании. С середины 30-х годов они стали значительной проблемой для руководства треста и УСВИТЛа. Для борьбы с ними в районах тайги создаются скрытые оперпосты. На поиски беглецов отряжалось до 200 стрелков ВОХР со служебно-розыскными собаками. Из числа работников УСВИТЛ, ВОХР, охотников, активистов организуются специальные конные отряды по задержанию беглецов. В эти годы мужественно и героически проявили себя бойцы одного из таких отрядов под командованием начальника военизированной охраны Севвостлагерей  Кабисского Д.Ф. С 1918 по 1921 гг.  он занимал должности старшего адъютанта командира «железной дивизии» Гая, командира кавалерийского полка, а впоследствии и бригады. В дальнейшем до 1934 г. проходил службу в войсках ВЧК-ОГПУ-НКВД. В августе 1934 года был откомандирован в распоряжение ГУЛАГа НКВД СССР. В 1935 году его отряд в тяжелейших условиях преследовал в тайге организованную и  вооруженную банду из числа бежавших из лагерей уголовников. Озверевшие бандиты грабили и убивали геологов, рабочих старательских артелей, парализовали работу ряда золотодобывающих предприятий. В результате хорошо обдуманного и выверенного плана отряд настиг банду и в жестоком бою уничтожил ее. Благодаря военному мастерству ее командира отряд не понес потерь.

Кадры и структура Севвостлага

          Кадры лагерей и управленческих структур формировались из числа профессиональных сотрудников, переведенных из подразделений ГУЛАГА, внутренних и пограничных войск, входящих в то время в состав ОГПУ-НКВД, а также демобилизованных воинов Краснознаменной армии Блюхера, «договорников», прибывших на работу в Дальстрой и направленных  на работу в лагерную систему и бывших заключенных,   имевших соответствующую подготовку и образование.

           На первое июля 1943 г. в штатах кадров подразделений УСВИТЛа имелось 1072 единицы. Фактически было укомплектовано 890 должностей, в т.ч. 160 – женщинами. Все 380 должностей руководящего состава были укомплектованы полностью, в т.ч. 46 – женщинами. В возрасте до 25 лет работало 109 чел., от 26 до 30 – 356, от 31 до 35 – 203, от 35 до 45 лет – 192, 46 лет и старше 30. Национальный состав кадров был разноликим. В лагерях работало 665 русских, 121 украинец, 13 белорусов, 3 грузина, 5 армян, 2 литовца, 47 евреев, 5 поляков, 1 представитель коренной национальности и 29 - прочие. С незаконченным средним и низшим образованием работало 609 сотрудников, средним – 100, средне-специальным – 49 и высшим образованием – 118. Необходимо отметить, что в штатное расписание лагерей и управлений входили и заключенные, в основном как вспомогательный персонал. Например, типовое штатное расписание подлагпункта (1 категории), входящего в состав отдельного лагерного пункта (ОЛП) Северного горно-промышленного управления в 1938 г. состояло из 46 единиц кадрового и вольнонаемного состава и 41 заключенного.

             Оклады сотрудников в 1938 г. были следующими: начальника УСВИТЛа – 2300 руб., его заместителей, заместителей и помощников начальников ОЛП – 2000 руб., начальников подлагпунктов и командировок – 1300 – 1700 руб., начальники частей и отделов – 1200 – 1400 руб., ст. инспекторов и инспекторов – 800 – 1000 руб., оперуполномоченных  и ст. оперуполномоченных – 720 – 900 руб., воспитателей и ст. воспитателей - 750 – 900 руб., секретарей и машинисток – 650 – 700 руб. Аттестованным сотрудникам полагалась надбавка за выслугу лет: при стаже выслуги от 3 до 6 лет – 10 процентов, от 6 до 9 лет – 20%, от 9 до 12 лет – 30%, от 12 лет и более 50 % к установленному окладу. В соответствии с решением Президиума ЦИК Союза ССР «О льготах для работников треста «Дальстрой» (09.12.31г.)» Им полагалась ежегодная надбавка к окладам в размере 20%. Зарплата заключенных, работавших в структурных подразделениях лагерей составляла от 250 до 600 руб., а среднего технического состава «Дальстроя» - 800 – 900 руб.  руб.

            Взаимоотношения между руководством «Дальстроя» и УСВИТЛ строились на незыблемом принципе единоначалия. Это оговорил в своем приказе от 05.12.1932 г. Э.П. Берзин, возложив общее руководство работой треста и лагерей на себя и своего заместителя Лившица Я.С. Васьков Р.И. в соответствии с этим приказом являлся помощником директора Треста по Дальстрою и непосредственно осуществлял руководство Севвостлагом. Такой же жесткий принцип сосредоточения всей власти в одних руках неукоснительно соблюдался и во всех производственных и лагерных подразделениях Дальстроя.

         Лагерная система формировалась по производственному принципу. Первоначально она охватывала Магадан и окрестности. Со строительством трассы система распространилась на всю золотодобывающую Колыму. С открытием нового производственного подразделения: прииска, совхоза, автобазы появилась и новая точка на карте Севвостлага. Когда же прииски были реорганизованы в горно-промышленные управления, Севвостлаг реорганизовался в Управление Северо-восточного исправительно-трудового лагеря (УСВИТЛ), состоящее из управлений: Западного лагеря (Заплаг), Северного лагеря (Севлаг), Юго-Западного лагеря (Юзлаг), Южного лагеря (Южлаг), Тенькинского лагеря (Теньлаг), Транспортного лагеря (Транслаг), дорожного строительства (ДОРЛАГ). В их составы входили лагпункты, подлагпункты и командировки, которые в зависимости от численности з/к и важности производственных объектов распределялись на три категории (1,2,3). От категорий лагерного подразделения зависели его штаты и оклады сотрудников. Штаты колебались от 7 сотрудников на командировке 3 категории до 47 в ОЛП 1 категории. ОЛП Северного и Южного горнопромышленных управлений имели лагерные подразделения – лагпункты, подлагпункты и командировки на всех 18 приисках приступивших к золотодобыче летом 1937 г. В систему Севвостлага (УСВИТЛ) также входили Владивостокский пересыльный ОЛП и те лагерные подразделения, которые находились в нескольких приморских совхозах, организованных Дальстроем для снабжения овощами Колымы.

            На основании распоряжения НКВД ССР № 198 от 11.06.1940 г. Управление Северо-восточного исправительно-трудового лагеря преобразовано в Управление Северо-восточных исправительно-трудовых лагерей.

Структура УСВИТЛа в 1938 г.:

-         аппарат управления -  5 ед.;

-         секретариат - 6 ед.;

-         отделения кадров - 10 ед.;

-         обще-административный отдел – 35 ед., в т.ч. 9 з/к;

-         учетно-распределительный отдел – 140 ед., в т.ч. 73 з/к.

В состав этого отдела входили спецотделение, учетно-статистическое отделение, архивное отделение, отделение личных дел, юротделение, распределительно-контрольное отделение, главная аттестационная комиссия, общая группа.

-         карпункты № 1 и № 2 и спецрота УСВИТЛа, – 60 ед., в т.ч. 52 з/к;

-         культурно-воспитательный отдел – 17 ед.;

-         часть подготовки кадров – 14 ед.;

-         колонизационное бюро -  20 ед.;

-         дактилоскопическое бюро – 8 ед.;

-         оперативный отдел по борьбе с побегами – 83 ед.;

Из них 54 в ОЛП 8 промышленных управлений.

           Многие сотрудники честно и принципиально выполняли служебный долг. К ним относилась А.С. Зайцева – начальник женской лагерной командировки «Новый Магадан», а затем начальник ОЛП совхоза «Эльген» и лагпункта "Дукча". За трудолюбие в январе 1943 г. награждена нагрудным значком «Отличнику -дальстроевцу», в следующем году награждают медалью «За трудовую доблесть». Биография ее характерна для многих сотрудников лагерной администрации тех лет. Выходец из бедной крестьянской семьи, работала на фабрике и участвовала в революционном движении и гражданской войне, член ВКП(б) с 1925 г. С 1935 г. по 1944 г. работает в лагерной системе Колымы. Вместе с ней в январе 1943 г. 24 лучших сотрудников севвостлагерей награждены медалями и орденами. И таких сотрудников было большинство. Но, ради справедливости следует отметить, что в их рядах были и морально-разложившиеся, о чем в приказе № 033 от 09 сентября 1935 г. Э.П. Берзин отмечал, что « …для большинства наших управлений, для многих работников аппаратов, проводящих лагерную политику и ответственных представителей лагерной администрации характерны грубость и игнорирование законных требований з/к, неправильное, зачастую бесцельное применение взысканий, затягивание проведения в жизнь положенных взысканий, плохое применение системы зачетов и политики поощрений». Именно такие работники формировали негативный образ сотрудника лагерной системы. И редко сейчас встретишь в мемуарной литературе, воспоминаниях бывших заключенных такой образ как Габдракинов С.Х., лейтенанта, начальника штрафного прииска «Глухарь» в Омчакской долине, описанного с теплотой как о добропорядочном, мягком, образованном человеке бывшем в то время «врагом народа» Жженовым Г.С. в повести «от Глухаря до Жар-птицы». Большинство же сотрудников, подчинялось обстановке того  времени, и, будучи ее «пленниками», работали не за страх, а за совесть, следуя инструкциям, приказам вышестоящих ведомственных органов и выполняя политическую волю и линию руководства страны и партии и руководствуясь юридическими и моральными законами  того времени. Многие из них были незаконно репрессированы. Достаточно отметить, что из 5 начальников УСВИТЛа, работавших в 1932-1940 гг., трое были арестованы и осуждены, а один из них – И.С.Филиппов – умер, не выдержав пыток и издевательств.

            Штаты и структура, как основные составляющие успешной деятельности уголовно-исполнительной системы, пересматривались на протяжении ее 70-летней истории.

Забвению не подлежит

          Севвостлаг или УСВИТЛ стал одним из самых печально знаменитых «островов» «Архипелага ГУЛАГ». Постепенно меняется состав завозимых сюда заключенных. Все больше и больше начинают поступать этапы политически репрессированных заключенных.

«…Практика 1937 года показывает, - писали Э.П.Берзин  и Л.И.Эпштейн в «Объяснительной записке к контрольным цифрам треста «Дальстрой» на 1937 год», - что Дальстрою направляется неполноценная рабочая сила, состоящая почти исключительно из троцкистов, контрреволюционеров, рецидивистов…». Усиление массовых репрессий, связанных с укреплением личного режима власти И.В. Сталина, привело к увеличению количества заключенных на Колыме. Согласно формулировкам того времени они продолжали состоять «в основном из контрреволюционных элементов среднего и пожилого возраста, мало приспособленных к физическому труду, склонных к саботажу, а порой к скрытому и явному вредительству».

Они страдали не только от произвола системы, но и от блатарей, уголовников, так называемых «друзей народа». Вот как пишет об этом Варлам Шаламов в своих известных «Колымских рассказах»: «Работяг били все: дневальный, парикмахер, бригадир, воспитатель, надзиратель, конвоир, староста, завхоз, нарядчик, любой… Блатарей всегда вливали в бригады 58 статьи. Блатари не работали. Они обеспечивали выполнение плана. Ходили с палкой по забою – эта палка называлась «термометром» и избивали безответных фраеров. Забивали и до смерти».

Начало массовых репрессий на Колыме связано с так называемой «московской бригадой», направленной Н.И.Ежовым в конце 1937 года для наведения порядка в Дальстрое. Эту группу в составе 5 человек возглавил вновь назначенный начальник УНКВД по Дальстрою старший лейтенант госбезопасности В.Н.Сперанский.

Прибыв в Магадан «московская бригада» сфабриковала дело о так называемой Колымской подпольной антисоветской правотроцкисткой террористической организации, которая якобы была организована и возглавлялась Э.П.Берзиным. В одном из документов это представлялось таким образом: «В декабре 1937 года Управлением НКВД по Дальстрою была вскрыта и ликвидирована существовавшая на Колыме антисоветская правотроцкисткая террористическая организация, осуществлявшая вредительство в золотой промышленности и проводившая подготовку к вооруженному восстанию на Колыме в целях свержения Советской власти и передачи Колымы под протекторат Японии». «…По «берзинскому делу», - как пишет в «Колымских рассказах» Варлам Шаламов, - арестованы и расстреляны или награждены сроками многие тысячи людей, вольнонаемных и заключенных,  начальники приисков и начальники лагерных отделений, лагпунктов, воспитатели и секретари парткомов, десятники и прорабы, старосты и бригадиры…». 19 декабря 1937 года на станции Александрово, недалеко от Москвы, на пути в отпуск арестовали Э.П.Берзина, а начальника Севвостлага И.Г.Филиппова – за два дня до этого в Магадане.  Применяя методы морального и физического воздействия, «московская бригада» и другие работники УНКВД по Дальстрою стали добиваться от Филиппова и других арестованных признательных показаний. Вспоминая об  этом,  С.Н.Гаранин ( начальник УСВИТЛа 1937-1938 гг., незаконно арестован и осужден) в 50-е годы  в своей объяснительной записке писал: «…методы побоев  применялись разнообразные. Били кулаками, резиновой проволокой. Били по суставам, били по ушам. Не разрешали оправляться, от чего пухли половые органы. Не давали пить воды, «стойки» применялись к большинству арестованных и длились до 30-40 дней. В тюрьме одевали смирительные рубашки и бросали в карцер… При допросах помимо побоев отнимали лекарства. Я лично знаю, что арестованный Филиппов, если не примет соды 15-20 минут, то не в состоянии ходить и сидеть. Кононович и Винницкий отняли у него соду и давали только тогда, когда Филиппов в изнеможении соглашался подписать любой протокол…». Не выдержало сердце побоев и моральных истязаний и И.Г.Филиппов умер в тюрьме. В 1938 году был расстрелян Э.П.Берзин.

В это время активизировалась тройка УНКВД по Дальстрою. Началась широкая практика внесудебных расправ. «В начале августа 1938 года, - показывал бывший работник УНКВД по Дальстрою А.В.Гарусов, - я был командирован начальником РОНКВД Мельниковым на прииск «Мальдяк» в распоряжение члена бригады НКВД СССР Богена. По прибытии в его распоряжение, Боген поручил мне и группе товарищей проводить следствие, давая сроки за 3 часа заканчивать 20 дел. Когда мы ему жаловались на непосильную работу, он прямо приказывал бить арестованных… Боген сам показывал нам пример, вызвал одного заключенного и избил кочергой, после чего и мы били чем придется. Через несколько дней приехал капитан госбезопасности Кононович с прокурором Метелевым в 2 часа ночи и к 6 часам утра рассмотрели больше 200 дел, из них  133-135 приговорили к высшей мере наказания. Прокурор арестованных не смотрел и ни с кем из них не разговаривал…».

С 1932 по 1953 годы в лагеря Колымы было завезено 740434 человека. В последующие годы доставка заключенных на Колыму являлась незначительной, а в последние годы эта практика вообще прекратилась. Из архивных документов, научных публикаций видно, что это цифра до 1957 года, т.е. до упразднения Дальстроя, не превышала 800000 человек. Из них по документам ведомственных архивов Магаданской области, считаются умершими 120-130 тыс. человек, расстрелянными – около 10 тыс. человек. Конечно, это не те голословно приписываемые Колыме миллионные жертвы, но вполне достоверная, ужасающая цифра.

В годы суровых испытаний

Слово «война» всколыхнуло всех колымчан, непоколебимая вера в победу над врагом охватила сотрудников УСВИТЛа и ВОХРа. Многие из них ушли на фронт.  Но на большую часть работников была распространена бронь. Страна остро нуждалась в золоте, олове, кобальте, ставшие в годы войны стратегическим сырьем.

Ушедшие на фронт добросовестно выполняли свой ратный долг перед Отчизной. Впечатляет подвиг И.К.Скуридина. До войны он работал в штабе ВОХР УСВИТЛ и Дальстроя. С августа 1941 года он в составе 310 стрелковой дивизии защищает Ленинград. Утром 16 января 1944 года на участке подразделения, где служил И.К.Скуридин, завязался кровопролитный бой за деревню Сосули, превращенной оккупантами в сильный опорный пункт. Под шквальным пулеметным огнем рота залегла. Обеспечивая наступление роты, командир отделения Иван Скуридин, добравшись до вражеского дзота, закрыл его амбразуру своим телом. Родина высоко оценила этот подвиг, присвоив Ивану Куприяновичу Скуридину высокое звание Героя Советского Союза посмертно. В Магадане чтят память о нем. Одна из улиц носит его имя. Сотрудников УИС области мы воспитываем на примере его жизни и подвига.

Сотрудники УСВИТЛа и стрелки ВОХР активно включились в соревнования: «В тылу куем победу над врагом». В свободное от службы и учебы время бойцы подразделения лагпункта прииска «Нечаянный» выходили в забой и помогали горнякам. Все заработанные средства бойцы перечислили в фонд обороны. Среди работников развернулась инициативное движение по оказанию помощи основному производству под лозунгом: «Как в бой на работу идем!». Весной 1942 года 310 бойцов ВОХР г. Магадана изъявили желание обслуживать целый участок прииска имени Ворошилова, на котором  имелось два промывочных прибора. Бойцы трудились по ударному. Ежедневные нормы выработки выполнялись не ниже 200%. Комсомольцы Бричук, Новиков, Гришин выполняли 3-4 плана. С таким же энтузиазмом на прииске «Большевик» работала бригада сотрудников УСВИТЛа. Быстро освоив новые профессии, забойщики из числа работников Новикова, Смокотина, Нарышкина, комсомольское звено в составе Лобанова, Касинкина, Демченко ежедневные нормы выработки выполняли на 150-200%. Благодаря их ударному труду прииски первыми в Дальстрое 8 августа 1942 года выполнили повышенный годовой план. На приисках «Утиный», «Верхний Арт-Юрях» бойцы подразделений ВОХР каждый день мыли песок лотками. Больше всех золотого песка давали Деревянкин, Ермаков, Жаролдаев, Оболенцов, Трунов, Пономарев, Золотухин, Усков, Димитришин.

Как и все колымчане, сотрудники активно участвуют в сборе средств на постройку танковой колонны «Феликс Дзержинский», эскадрилий «Комсомолец Колымы», «Комсомолец Дальстроя», «Общественница Дальстроя», звена бомбардировщиков «Дальстроевец», звена санитарных самолетов. В январе 1943 года сотрудник УСВИТЛа Зоткин, одним из первых, внес средства в сумме 5800 рублей на строительство танковой колонны. Его примеру последовал весь коллектив. Только за полчаса в фонд строительства было внесено 87 тыс. рублей – 12 тыс. наличными и 75 тыс. облигациями госзайма.

В 1941-1944 гг. дальстроевцы собрали и перечислили в распоряжение Главного командования Красной Армии для приобретения военной техники 195 млн. 309 тыс. руб. и 259 млн. 83 тыс. руб. облигациями государственно- военных займов. Кроме этого, оказана помощь освобожденным городам и районам в размере 8 млн. 88 тыс. руб., в т.ч. целенаправленно перечислено в Фонд восстановления Сталинграда 1 млн. руб. Всего внесено 462 млн. 478 тыс. руб. В 1942 г. население колымского края собрало и отправили бойцам Западного фронта эшелон подарков. В эту копилку достойный вклад внесли сотрудники и заключенные Севвостлагерей.

За трудовое мужество многие работники Севвостлага были награждены правительственными наградами, знаком «Отличник – дальстроевец».

               Желали победы над врагом не только работники «Дальстроя», но и большинство заключенных. Весть о войне, по словам репрессированной Е.Гинзбург,

распространялась «как пожар в тайге». «До утра не спят, гудят эльгенские бараки», - писала она в своей книге «Крутой маршрут». «Спорили до хрипоты. Старались уловить перспективы. Не свои, а общие. Люди поруганные, истерзанные четырьмя годами страданий, мы вдруг осознали себя гражданами страны. За нее, за нашу родину, дрожали мы сейчас, ее отвергнутые дети. Кое-кто уже раздобыл бумагу и огрызком карандаша выводит: «Прошу направить меня на самый опасный участок фронта. Являюсь членом коммунистической партии с шестнадцатилетнего возраста…». Точно и не лежит между нашими колымскими бараками и Землей тридцать тысяч километров и тонны злобы, клеветы, мучительства…».

                С 1942 года многие заключенные направляются на фронт. Только один райвоенкомат на Колыме Среднеканский, в 1942-44 годах направил из центральных районов Колымы 5054 человек в действующую армию, в том числе 2262 бывших заключенных УСВИТЛа. Почти все они достойно защищали Отечество. Многие из них награждены правительственными наградами, а В.И.Еронько и И.П.Орлов стали Героями Советского Союза.

                В.И.Еронько освободился из лагеря в июне 1942 года и был призван в ряды РККА. 12 июня 1944 года во время боя у деревни Пески Гродненской области, после гибели всего орудийного расчета, продолжал стрелять по фашистам, уничтожил их штурмовое орудие, три пулемета и роту солдат. Спустя три с половиной месяца, 26 октября Виктору Ивановичу было присвоено звание Героя Советского Союза. После этого сержант В.И.Еронько освобождал Польшу, Восточную Пруссию, участвовал в битве за Берлин. О его храбрости и отваге свидетельствуют орден Отечественной войны 1 степени, орден Славы 3 степени и многие медали.   

                И.П.Орлов в августе 1943 года в команде призывников из 13 человек, в составе которой было семь бывших заключенных, был направлен в г. Хабаровск в учебное подразделение.  Здесь он стал умелым пулеметчиком. Отличился Иван Петрович в июльские дни 1944 года при форсировании реки Нарвы и штурма города-крепости Нарвы. В течение нескольких дней наступления он уничтожил 3 дзота, подорвал несколько автомашин с пехотой, взял пленных с важными оперативными документами и доставил их в штаб полка. За это был представлен к званию Героя Советского Союза. Золотую медаль Героя Советского Союза за № 7272 ему вручали в Кремле.

Сотрудники и значительная часть заключенных УСВИТЛа, как и все колымчане, внесли достойный вклад в общенародную победу над врагом.

В трудные послевоенные

В послевоенные годы обстановка в лагерях Колымы еще более осложнилась. Сюда прибывают большие этапы с изменниками Родины – власовцами, полицаями, старостами, а также националистами из Западной Украины и Прибалтики.

На 1 ноября 1952 г. в ИТЛ УСВИТЛ Дальстроя содержалось 154453 заключенных, из них 17823 – женщины. По составу: ст.58 УК – 29465 человек, бандитизм и убийства – 18743 чел., по закону от 07.08.32 г. – 4703 чел., по Указам от 04.06.47 г. – 79057 чел., прочие – 19230 чел.,  из этого числа  - каторжане 3255 чел. Сроки наказания: до 3-х лет – 2285 чел., 3-5 лет – 11602 чел., 5-10 лет – 66025 чел., 10-15 лет – 33001 чел., 15 лет и выше – 41540 чел.

Большесрочников и осужденных за особо опасные преступления содержалось 49,6%. За контрреволюционные преступления отбывало наказание 56611 человек, в т.ч. за измену Родине – 41949 человек. По удельному весу в лагерях УСВИТЛ уголовно-бандитский элемент составлял 50%.

К этому времени УСВИТЛ состоял  из 17 самостоятельных управлений, 347 лагерных подразделений общего режима, в них содержалось 147140 человек, 10 лагерей строго режима, в них  - 3740 человек, 2 лагеря тюремного режима, в них – 318 человек, 9 лагерей для каторжан, в них – 3255 человек. Охрану лагерей осуществляли 11 отрядов, 58 дивизионов, 256 взводов военизированной охраны общей численностью 13825 человек. В феврале 1948 года был создан береговой лагерь (Берлаг, особый лагерь № 5, специально организованный для содержания «политических»  и особо опасных). В нем по состоянию на 01.03.53 г. содержалось 23346 заключенных. Здесь был установлен более усиленный режим и он охранялся подразделением войск НКВД – МВД, имел свое управление. В 1954 году был ликвидирован. Женский контингент  размещался в 38 лагерных подразделениях с общим наполнением 17823 человека.

В переписке руководства УСВИТЛа с МВД СССР в 1952 году отмечается, что «… Дальстрой не приспособлен быть лагерем строго режима, но в прошлом 1951 году нам прислали отъявленный уголовно-бандитствующий рецидив, который не смогли удержать в руках в лагерях в центральных районов страны…». В этой же переписке говорится о том, что «… Крайне плохие бытовые условия для заключенных… жилая площадь на одного человека от 0,7 до 1,0 м2 … отсутствуют столовые, бани, прачечные…».

В 1953 году нарушения лагерного режима составили 39627 случаев, из них:

1. лагерный бандитизм – 63;

2. умышленные убийства – 41;

3. отказ от работы – 18654;

4. промотов – 4115;

5. сожительств – 1043;

6. хулиганства – 1604;

7. связь с вольнонаемными – 1725;

8. прочие нарушения – 12382.

Одолевали побеги. В 1950 году их было 576, в 1951 г. – 752. Из этого числа убито бежавших – 335 человек. За I квартал 1952 г. совершено 87 побегов, убито 78 бежавших. Как и в 30-е годы сотрудники УСВИТЛ и бойцы ВОХР нередко вступали в вооруженные схватки с бежавшими заключенными и сформировавшимися в банды.

Никогда не сотрется в памяти подвиг молодого бойца военизированной стрелковой роты Ивана Очиченко, вступившего 24 марта 1952 г. в неравную схватку с вооруженными бандитами, бежавшими из лагерей. Тяжело раненного, они схватили его, зверски пытали, выкололи глаза, но мольбы о пощаде из уст этого мужественного юноши они так и не услышали.

Но настоящем лихолетьем стали войны между группировками «В» и «С» - «ворами в законе» и «ворами ссучившимися». Обе группировки стремились подчинить своему влиянию заключенных лагерей в целях обложения их различными поборами, получение за счет честно работающих зачетов по рабочим дням. Главной же целью этих группировок было устранение администрации ИТЛ от законной деятельности и насаждении в лагерях воровского порядка.

Эти группировки паразитировали за счет составляющих большую часть заключенных, вставших на путь исправления, честно относящихся к труду и дисциплинированно выполняющих требования администрации.

Одним из важнейших средств в межгруппировочной борьбе, направленной на достижение господства в лагерях, являлось взаимное физическое уничтожение. Вследствие этого в 1951-53 гг. имели место факты неодиночных убийств при соприкосновении заключенных из враждующих группировок. Особенно кровопролитно велась эта «война» в Чукотстройлагере, в лагерях, расположенных в пп. Эгвекиноте и Иультине. Лагерная администрация принимала большие усилия, чтобы установить в ИТЛ законность и правопорядок. К 1955 году эта острая проблема в лагерях Колымы в основном была решена.

Подневольный «мускульный»  труд становится все менее производительным. В 50-60 гг. ежегодная добыча золота против 1940-46 гг. падает почти в два раза и составляет от 40 до 49 т. Из года в год снижается и численность осужденных. В 1952 году принято из ЦРС 9822 заключенных, а освобождено из лагерей Дальстроя 25757 человек.

Как известно, 27 марта 1953 года (после смерти И.В.Сталина) был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР и началась т.н. «бериевская амнистия». Согласно этому Указу за 1953 год из лагерей УСВИТЛа было освобождено 76 тыс. человек или 53% от общей численности заключенных.

В этом же году УСВИТЛ, как и вся система, был передан в Министерство юстиции СССР, но через год снова возвращен в  ведение МВД. В 1957 году, пережив несколько реорганизаций, окончательно прекратил свою деятельность Дальстрой, а вместе с ним УСВИТЛ. Весной 1957 года Дальстрой был реорганизован в Магаданский экономический район, руководимый Совнархозом. Последующая реорганизация Магаданского Совнархоза привела к созданию в декабре 1965 года производственного объединения (ныне ОАО «Северовостокзолото»). Приказом МВД СССР № 0271 от 16.04.57 г. Управление Северовосточных лагерей было реорганизовано в УИТК МВД РСФСР. За 21 год деятельности Дальстроя в рамках сталинского ГУЛАГа, заключенные дали Советскому государству 1011,5 т химически чистого золота.

Завершилась одна из самых печальных страниц в истории Колымы. В 1991 году старший помощник прокурора по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, заслуженный юрист РСФСР В.С.Ильяшенко в местном журнале «Политический собеседник» № 1 отметил следующее: «Сегодня можно с определенностью сказать, что на территории области отбывали наказание в большинстве своем лица, осужденные за уголовные преступления. И этот шаг к исторической истине, это уточнение нисколько не умаляет, не уменьшает трагедии тех тысяч невинно осужденных за контрреволюционную деятельность, что содержались в северных лагерях или остались  в вечной мерзлоте».

12 июня 1996 года в Магадане открыт мемориал «Маска скорби», по проекту известного скульптора Эрнеста Неизвестного. Он напоминает о тех тысячах безвинного погибших людей в лагерях Колымы в 30-50 годы XX столетия.


Дата последнего обновления: 18.10.2016 08:44

архив новостей

« Июнь »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
  2017 2016 2015  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация